Меню

Девушки давят каблуками щенков

Болезнь века: краш-фетиш и шок-контент в Интернете — кто их авторы и зрители и зачем они это делают?

На днях в группе ТИА в ВК читатель предложил для публикации скандальную новость: «В нашем городе появилась настоящая живодёрка! Давит ногами животных и снимает это на видео. Позор!» и ссылку на страничку этой девицы, где выложено много фотографий голых ног в разных туфлях, босоножках, колготках и без, а также видеозаписи, где она давит детские игрушки, фрукты, живых улиток, жуков и извивающихся речных раков. Все эти действа имеют заимствованное название «краш» или «краш-фетиш» (последнее даже относятся к видам сексуального извращения). Этот вид шок-контента весьма распространён по всему миру в сети интернет: есть сами «давуны», а есть и их многочисленная зрительская аудитория. Зачем они это делают – одни давят, а другие смотрят? И кто все эти люди – психически больные, извращенцы, живодёры или кто-то ещё?

Об этом корреспондент ТИА поговорила с заведующей лабораторией социально-психологических исследований МГЭУ, старшим преподавателем кафедры психологии, специалистом в области клинической психологии и практической психодиагностики Деларой Ахметовой.

Краш-фетиш — самопрезентация и раздвоение личности

Английское слово «crash», давшее название разновидности многочисленных видеороликов, чаще переводится как «авария, поломка, крах». Однако в данном случае уместнее его перевести как «давить, сокрушать, мять, разбивать», то есть уничтожать.

Существуют даже разновидности краш-фетиша: «мягкий», когда давят фрукты, детские игрушки и другие предметы, а также насекомых, земноводных, рыб, рептилий. «Жёсткий» краш-фетиш попадает под статью о жестоком обращении с животными, поскольку под ногами уже не жуки и рыбы, а мыши, кролики, птицы, котята и другие мелкие животные.

Пока тверичанка не дошла до жёсткого варианта, однако, по мнению психолога, скорее всего, она на раках не остановится. И дальше могут появится записи, где она давит новорождённых котят, потому что это будет больше «цеплять эмоционально». Причина вовсе не в психических расстройствах или заболеваниях. Отнюдь!

Здесь мы видим поведение, ориентированное на социальную задачу. Мы имеем дело с попыткой самопрезентации и самоутверждения, для которых выбраны дикие и отталкивающе формы. Автор краш-контента соединяет в себе две личности: одна из них живет в соответствии с нормами и ролями реального социума – работает или учится, соблюдает правила приличия, заботится о близких – ничем особенным не выделяется из общей массы. Другая – виртуальная и анонимная, существует и действует в сети. Индивидуализирующие признаки сетевой личности – это, во-первых, никнеймы и аватары, создаваемые в меру фантазии автора и его потребности в маскировке личности реальной (обрезанный кадр с изображением только ног в различной обуви на аватаре «тверской живодерки» хорошо это иллюстрирует). И, конечно же, контент. Самый быстрый, простой и эффективный способ продвижения к интернет-известности – публикация в сети эпатирующего и шокирующего материала. Медиаэффект интернет-инсталляций вполне измерим: «жесть» закономерно набирает немалое количество просмотров, репостов, лайков. Этот рейтинг и определяет популярность в сети, — делится своим мнением психолог.

Конечно, кого сейчас удивишь, скажем, знанием нескольких иностранных языков, или вокальными талантами, или спортивными успехами?! Да и потом, всё это требует времени и тяжёлой работы, прежде всего, над самим собой. Однако подросткам и молодым людям (авторам краш-контента) самоутвердиться надо здесь и сейчас. В настоящее время количество друзей и лайков для молодёжи более статусны, чем материальное положение. В погоне за репостами подростки готовы заплатит любую цену – даже расстаться с собственной жизнью. Редкий день обходится без сообщений об очередном смертельно опасном селфи ради эффектного кадра.

А как же любовь к животным?

Не исключено, что у девушки, которая на видео давит каблуками животных, есть дома любимый котик, за которым она трепетно и умильно ухаживает. Но как же так? Куда деваются жалость, сострадание и любовь к животным? Дело в том, что общепринятые человеческие нормы морали и этики в интернете не работают, уступая место вседозволенности и безнаказанности.

— Интернет-личность живёт параллельно и независимо, не пересекаясь с реальностью, при этом для «сетевой» личности совершенно стираются грани допустимого: в сети допустимо все. Кстати, ни один из психиатров не посчитает это раздвоение личности отклонением от нормы или расстройством, поскольку человек прекрасно осознаёт это явление, контролирует его и устанавливает или принимает правила игры в сети.

Мемы с детскими игрушками

Часто давуны прячут своё лицо, стараются убрать все детали, которые бы позволили их идентифицировать, чтобы не испортить репутацию свою и своей семьи. А вот прогремевшие на всю страну «хабаровские живодёрки» не скрывали своих лиц, они в открытую убивали и расчленяли животных, снимая процесс на камеру. Их психиатры тоже признали вменяемыми, то есть без психических расстройств и отклонений. А цель у живодёрок была та же – снискать славу и популярность у интернет-пользователей. Именно по этой причине они убивали и искали по приютам щенков, потому что жестокая расправа с самым беззащитным гарантировано даст большее эмоциональное потрясение зрителям.

По этой же причине краш-фетишисты давят детские игрушки, которые у большинства людей ассоциируются с образами маленьких детей. Игрушки – это не просто тряпки, набитые опилками, или куски формованного пластика. Это символ трогательного и беззащитного детства. Помните, как возмутились люди, когда после страшного пожара в торговом центре в Кемерово жители приносили к стихийно возникшему мемориалу в память о погибших детях мягкие игрушки, а потом эти игрушки коммунальщики собрали и выбросили на свалку как ненужный мусор?! Поэтому подобные мемы с предсказуемой реакцией публики постоянно используют творцы шок-сюжетов, добавляя личный, довольно убогий креатив, — рассказывает Делара Ахметова.

Спрос рождает предложение

Такой сегмент как краш-фетиш существует уже давно, он прокачивается пользователями и имеет немалый резонанс. Парадокс нашего времени заключается в том, что для многих людей, особенно подростков и представителей молодого поколения, виртуальный мир намного реальней физического. Он даёт новые и огромные возможности, и, в первую очередь, возможность быстрого самопроявления, даже если ты не обладаешь каким-то талантом или уникальными характеристиками развитой личности.

Главное – громко заявить о себе. Без отчета в Инстаграмме или другой соцсети события жизни не будут считаться полностью состоявшимис. Раздвоение миров порождает и двойственность сознания.

Краш-фетиш имеет тоже две стороны: тех, кто эти ролики создаёт и выкладывает, и тех, кто их смотрит, ищет, жаждет. Так сказать, спрос рождает предложение. Среди краш-роликов есть подборки различных аварий и ДТП с жуткими последствиями и растерзанными трупами; есть видео на кладбищенскую тематику, когда участники глумятся над останками и оскверняют могилы; есть трансляции из моргов и куда более жёсткие и жестокие записи пыток и самоистязаний (подвешивание на крюках и т.п.). И для каждой разновидности есть своя аудитория – люди совершенно разных возрастов, пола и социального положения, как агрессивные, так и довольно миролюбивые. Зачем они это делают?

Читайте также:  В симсе 3 могут быть щенки

Личности разные, а тренд один

Те, кто смотрят подобные сюжеты, имеют разную мотивацию. Это, например, может быть проживание своей собственной агрессии и желания разрушать, получить дозу адреналина. Это может быть и удовольствие для садистов, причём в каждом человеке есть садистские наклонности на уровне древних инстинктов выживания, иначе мы бы просто не смогли, к примеру, спокойно кушать котлеты и «покорять» природу.

Смешанное со страхом любопытство к жестоким зрелищам также существовало задолго до появления Интернета. Но нормальный человек может контролировать эти процессы.

Просмотр шок-контента может быть и своеобразной стихийной психотерапией по принципу: посмотреть на то, как всё ужасно в мире, чтобы понять, что мои проблемы – это не проблемы, а мелочи, то есть таким способом многие люди пытаются вернуть себе душевное равновесие. Человек после просмотра видео получает нервную встряску, стресс, но как ни странно, он не является негативным. Поскольку у зрителя есть чёткая установка, что посмотреть ролик аварии или быть очевидцем/ участником на месте происшествия – разные вещи, здесь грань не стирается, поскольку это произошло где-то и с кем-то, но не с ним. По сути, это реализация социальных потребностей извращёнными способами, говорят психологи. К тому же в реальной жизни большинство людей всё-таки не сталкиваются с шок-контентом, а в интернете можно посмотреть всё – вплоть до убийств и расчленёнки, то есть получить видимость расширения границ и псевдосвободу. Такие материалы нормальный человек, конечно же, смотреть не должен и не будет.

— Каким-то образом запретить шок-контент или регулировать доступ к нему не представляется возможным, а механизмы социального контроля, эффективные в «физической» реальности, в Интернете не действуют. Если, скажем, осуждение со стороны окружения может сдержать негативное поведение, то в Интернете это не сработает. И даже наоборот, всеобщее осуждение в Интернете – источник известности, причем «скандальная» это известность либо позитивная – для общего количества просмотров несущественно. Эта проблема размывания нравственных границ актуальна не только для России.

Откуда уши торчат?

Конечно, подобного рода явления, деяния и преступления были и до появления интернета. Например, те же колумбайны, поступки, которые не укладываются в голове здравомыслящего человека. И опять-таки были заключения психиатров о том, что эти люди душевными расстройствами не страдали. Да, интернета не было, но западное телевидение тогда стало его прототипом и аналогом по методам и форматам работы, оперативности, откровенности в подаче материала и т.п. К примеру, Харрис и Клиболд планировали убить 600 человек, чтобы стать героями телеканалов по всему миру.

В СССР и России ничего подобного не было, потому что действовала жёсткая цензура, многое скрывалось. Поэтому в 2000-х годах на наше общество обрушилась лавина информации, которая сильно ударила по людям. Кстати, уже тогда пользователи начали вовсю играть, создавая новые личности — виртуалы. Так, за образом сексуальной сногсшибательной блондинки мог скрываться пузатый лысый дядечка и наоборот. Затем народ наигрался, охладел и стал искать новых впечатлений – шок-контент.

Для доинтернетовского поколения способом убежать от реальности и расширить границы были, конечно же, книги и мир литературы. Только там, помимо ценности жизни, успеха, красоты, которые присутствуют и во всемирной паутине, есть ещё и гуманность, нравственность, благородство.

— Общество наше к многим процессам не было полностью готовым: ну кто, ожидал, что «массовое социальное творчество» и возможность для каждого повлиять на мир примет в том числе и такие формы, как, например, создание краш-контента? Между тем, массе свойственно реагировать, а не рефлексировать, поэтому феномен краш-контента во многом закономерен. Что дальше? Можно не сомневаться лишь в одном: вернуться в прежние границы невозможно. Болезни роста тяжелы, но рост продолжается…

Источник

felbert

Мозаика странностей

Felbert’s Freak Collection

Внимание, её разыскивает интернет-общественность, чтобы найти и наказать!

На фотографии — жительница Татарстана, которая убила щенка ради «эротической» фотосессии. Сперва живодёрка раздавила малыша своим огромным каблуком, а потом связала ему лапки и бросила с огромной высоты.

Интернет-общественность сейчас активно ищут девушку, которая хладнокровно убила щенка, да еще устроила из этого фотосессию. На фото – заброшенная стройка. Живодерка давит малышу лапки каблуком, связывает их ему, а после… бросает с огромной высоты. И, подняв собачий трупик, старается принять позу поэротичнее и постоянно улыбается в камеру.

Пять фотографий, вероятно, самых удачных, живодерка выложила в одной из закрытых групп «ВКонтакте», пропагандирующих откровенные сцены насилия и жестокости. Причем, как над людьми, так и над животными. В «фотомодели» уже узнали 17-летнюю жительницу Набережных Челнов. Зовут изверга – Ольга. А зверская фотосессия происходила на территории одной из заброшенных строек 17-го комплекса. Блогеры предположили, что девушка живет где-то рядом. И именно ее они видели в районе стройки в тот день, когда скандальные фото появились в Сети.

Читайте также:  Сколько спит щенок акиты

Группа активистов хотят найти мучительницу животных, и призвать ее к ответу. На такой шаг они решили пойти после того, как узнали, что в этот же день, но уже в 37-комплексе, были обнаружены трупики замученных до смерти кошек и котят. Они уверены, что в городе действует целая банда юных изуверов.

В Интернет-сообществе сейчас активно ищут девушку, которая хладнокровно убила щенка, да еще устроила из этого фотосессию. На фото – заброшенная стройка. Живодерка давит малышу лапки каблуком, связывает их ему, а после… бросает с огромной высоты. И, подняв собачий трупик, старается принять позу поэротичнее и постоянно улыбается в камеру.

Вот оно поколение «Вконтакте», пожинаем плоды социально-виртуальной революции, когда моральные уроды кучкуются в изуверских группах по интересам. Впрочем, наверное, это облегчает задачу их обнаружения и изоляции от общества. И что им сделал плохого этот безобидный щенок? Бессмысленная жестокость.

Источник

«Сниму убийство котика». Кто торгует видео с истязаниями животных

МОСКВА, 3 ноя — РИА Новости, Ирина Халецкая. Постирать кота, раздавить лягушку, замучить щенка — сообщения о живодерах и их жестокости появляются в СМИ регулярно. Теперь процесс насилия еще и снимают на камеру, а фото и видео сливают в Cеть. Некоторые садисты признаются, что издеваются над животными для удовольствия, однако за бесчеловечными кадрами, как оказалось, скрывается теневой бизнес. Кто и зачем производит, покупает и продает шок-контент в сети — в материале РИА Новости.

Мучить за деньги

Две девушки из Хабаровска оказались под огнем общественного возмущения, когда опубликовали в соцсетях фотографии и видеоролики с издевательствами над птицами и животными. Волна негодования привлекла внимание правоохранительных органов. Следователи выяснили, что девушки систематически мучили и убивали голубей, кошек и собак, которых брали «в добрые руки» — жертвами стали 15 животных и птиц. Садисток признали виновными по статьям «Жестокое обращение с животными» и «Разбой» и приговорили к различным срокам. История произошла более года назад, но каким-то образом в некоторых группах в соцсетях хабаровчанки стали кумирами: поклонники публикуют фото их зверств без купюр, с восхищением вспоминают о «достижениях» школьниц.

Подобные группы скрываются за закрытым доступом, внутрь пускают не всех. Один из администраторов по имени Владимир рассказал корреспонденту РИА Новости, что за проход в его группу он берет 300 рублей, у конкурентов дороже — 1000. Для доступа пользователь должен написать админу личное сообщение, после чего получит реквизиты для перевода денег.

После оплаты юзеру открываются двери в мир изощренного шок-контента с постоянно обновляющейся базой.

Основное содержание пабликов — это видеозаписи, где женщины демонстративно перед объективом камеры давят различные предметы и живых существ. Такой вид фетиша называют «краш», делят его на «софт» и «хард». (Последний как раз для тех, кто испытывает удовольствие, глядя как миловидная девушка лишает жизни животных, например котят, лягушек или кроликов. Для эффекта героини надевают кожаные сапоги или туфли на высокой шпильке.) Второе направление — ролики, где дети облизывают ноги женщин. По содержанию непонятно, где снято видео, в России или за рубежом, но спрос и там и там одинаковый.

Владимир объясняет, что сам ролики не снимает, а выступает только в качестве перекупщика. Видео он достает на форумах. «Эти форумы международные, девушки и их продюсеры торгуют роликами в большинстве своем за рубеж. Российские пользователи за такой вид удовольствия платить не хотят», — уточняет администратор группы. Стоимость, по его расчетам, для зарубежных клиентов варьируется от 40 до 100 евро за один качественный видеоролик, для россиян — дешевле.

По спецзаказу Владимир может достать и шок-контент. В общий доступ такие ролики не попадают, потому что, по словам Владимира, их быстро «банят» (блокируют).

Например, видео как одна девушка из Турции (об этом рассказал владелец паблика. — Прим. ред.) своими ногами давит котенка. Видео заканчивается на том, как ноги девушки пинают вывалившиеся из орбит глаза животного.

Актерский талант в почете

Частные предложения от живодеров записать видео на заказ ценители садизма ищут в даркнете. На одном из таких форумов обсуждают, как выбирать актрис: нужно попросить прислать фотографии, чтобы было видно, что это — девушка и она действительно готова «крашить».

«А то вдруг ты бородатый мужик, который решил себе по-быстрому деньжат заработать?» — шутят гости форума.

Клиентов находят по переписке в социальных сетях. Посетитель одной из групп, пожелавший остаться анонимным, в личной беседе рассказал корреспонденту РИА Новости, что на форумах к новичкам относятся настороженно, в основном работают с азиатскими сайтами. Причины — там контента много, и он бесплатный.

«Домашние видео обычно плохого качества, подводит антураж и обувь девушек. Хочется отдать деньги за хороший продукт», — сказал мужчина. Цену за ролик, объясняет аноним, он назначит сам — в зависимости от длительности ролика, качества записи и смысловой нагрузки сюжета.

«Ну сколько нужно времени, чтобы раздавить котика? Примерно пять минут», — говорит он. Максимум, который мужчина готов предложить, — 400 рублей. На стоимость влияет уникальность контента, и, по словам мужчины, «чем больше актерского таланта, тем лучше».

«Это мой бизнес»

Хозяин паблика Владимир владеет им несколько месяцев — сейчас число подписчиков перевалило за 1,3 тысячи. За это время он уже успел понять психологию типичного посетителя. Например, по его мнению, история, когда мужчина из Коми постирал в стиральной машине своего кота, а процесс снимал на видео, «клиентам» точно не понравится.

«Во-первых, это мужчина. Во-вторых, способ истязания исключает прямое взаимодействие. И в-третьих, многие путают простое истязание животных (когда школьницы из Кинели избили кота) с настоящим «хард крашем». Мало просто убить, надо сделать это красиво настолько, что тот, кто смотрит это, сам пожелал бы быть на месте котенка или щенка», — объясняет мужчина.

Читайте также:  Как определить по щенку какого размера он вырастет шпиц

Хабаровские живодерки, по мнению хозяина группы, делали съемки только ради удовольствия, равно как и кинельские школьницы: «В «хард краше» девушки осознают, что в их руках чья-то жизнь. Это приносит им удовольствие. Но те, кто делал это сотни раз, уже не получает удовольствия — все ради денег».
Найти контакты или опознать героинь видео крайне трудно: их лица в кадр не попадают, идентифицировать место съемки по записи невозможно. Владимир говорит, что девушек тщательно скрывают продюсеры, которых в реальной жизни тоже просто так не встретишь.

«Если человек случайно раздавит насекомое, он не сильно расстроится. Вот и они — сначала давят ногами еду, например. Потом насекомых, крыс, ящериц, а уж потом переходят на живность покрупнее. Для них щенята, котята — то же самое, что и насекомые», — говорит администратор группы.

Тем не менее к извращенцам он себя не причисляет и говорит, что видео с издевательствами для него не более чем бизнес: «Я понимаю, что меня можно посчитать садистом. Но я сам не в восторге, уж очень жалко животных. Но я воспринимаю это как кино. Представляю себе, что играют актеры и все это — лишь больная фантазия режиссера».

Мотивы у тех, кто покупает видео, по мнению дилера, такие же, как и при просмотре порнографии, — это сублимация, попытки вывести из себя агрессию, зарождающийся садизм. «Похоже на жвачку с никотином, с помощью которой курильщик избавляется от вредной привычки, — сравнивает мужчина. — Кто знает, может, это даже хорошо, что у них есть такая возможность, зато в реальности животных они не обидят».

Психолог Елена Турлина объясняет, что у человека есть свой порог чувствительности, и если он не может получить удовлетворение обычным путем, значит, порог слишком высокий: «Через него не пробиться нормальным реакциям — организм неспособен их воспринять. Удовольствие при этом может быть завуалированным: зритель вроде бы щекочет нервы, говорит, что ему противно, при этом постоянно возвращается к просмотру видео. Модели, которые становятся героинями садистских роликов, равно как и все, кто крутится в шок-бизнесе, могут столько угодно оправдываться и говорить, что для них это только работа. Но в итоге такая деятельность неизбежно отразится на психике».

Турлина предполагает, что у такого человека в прошлом, вероятнее всего, произошла психологическая травма, и она стерла границы ощущения боли. «Может быть, он подвергался насилию в детстве, а теперь он впадает в крайности, — говорит она. — Однако далеко не всегда детская травма завязана на насилии — часто ребенок пытается каким-либо образом, в том числе и плохим поведением, обратить на себя внимание, потому что родители слишком равнодушны к нему».

Психолог не согласна с мнением, что просмотр роликов — это сублимация агрессии: «От издевательств человека ограничивает закон и общественный резонанс, ровно до того момента, пока он не поймет, что деяния могут оказаться безнаказанными. Поэтому любителей крайней формы насилия надо лечить. Но подобные нарушения психики зачастую переходят в физиологию — без насилия не вырабатываются нужные гормоны.

«Мы рискуем получить общество живодеров»

Девочки из Кинели в трансляции после съемок объявили, что за издевательства над котенком их никто не накажет и в «России не существует таких законов».
Об изменении и ужесточении статьи за жестокое обращение с животными в Госдуме начали говорить еще в 2011 году. Закон приняли в первом чтении, но второе чтение законопроекта с тех пор неоднократно переносилось.

Участник группы быстрого реагирования «Зоозащита» Анна Василькова настаивает на немедленном внесении изменений в закон. «Его надо принимать в ближайшие сроки, а иначе последователей хабаровских живодерок будет все больше. Подростки знают, что им ничего не будет, максимум — накажут их родителей. Необходимо снизить возраст уголовной ответственности хотя бы в этом законе, иначе мы рискуем через 10 лет иметь неконтролируемое общество живодеров», — говорит Василькова.

Активист отмечает, что пользователи даркнета и анонимных групп, равно как и перекупщики садистского контента, возмездия не боятся. «В целом правоохранительным органам искать их в «паутине» слишком сложно», — считает зоозащитница.

В Уголовном кодексе действует 245-я статья, устанавливающая ответственность за жестокое обращение с животными. Наказанием по этой статье может быть штраф или арест на срок до шести месяцев, а если деяние совершено группой лиц, то вплоть до лишения свободы на срок до двух лет.

Однако, по словам, адвоката Владимира Старинского, управляющего партнера коллегии адвокатов «Старинский, Корчаго и партнеры», в статье нет квалифицирующего признака, который бы предусматривал совершение деяния публично, также нет и отдельной статьи, которая предусматривала бы ответственность за распространение таких роликов.

«Ранее уже высказывались предложения приравнять подобный контент к экстремистскому на законодательном уровне, чтобы можно было блокировать сайты, его распространяющие, но пока вопрос остается неурегулированным. На практике производство таких роликов все же становится основанием для возбуждения уголовного дела по этой статье, однако за их распространение лица ответственности не несут», — говорит он.

Распространителей подобного садистского контента сейчас страшит не столько Уголовный кодекс, сколько требования соцсетей. Админ группы Владимир рассказал, что его неоднократно блокировали в «ВКонтакте», причем за самый «безобидный» ролик, например, когда «девушка просто резала курицу». Иногда в группе появляются сообщения о так называемых «мышах» — участниках, которые покупают доступ, а на деле оказываются зоозащитниками и пишут жалобы.

Источник

Adblock
detector