Меню

Это был лопоухий щенок

Это был лопоухий щенок

Друзьям моим лохматым и ушастым…

Сколько себя помню, всегда рядом жили собаки и кошки, может быть, потому что родился я в сельской местности и до окончания десятилетки прожил там. Зато каких только у меня собак и кошек не было?! И по одной, и по две сразу, и по три… На Кубани однажды жили у нас три собаки и четыре кошки, и поверьте, все они были разными, но все очень привязаны к хозяину и старались изо всех сил заслужить любовь и ласку.

Я любил их всех, и благодатным кубанским летом, когда ночевал в саду, все четвероногие друзья мои располагались тут же: кто в ногах, кто под боком, кто под кроватью… Это было не всегда удобно, но я терпел и терплю всю свою жизнь. И сейчас, когда пишу эти строки, курцхаар Гриц лежит у моих ног, а беспородная, подобранная женой на улице, но самая лучшая, самая красивая из всех кошка Соня сидит на столе и внимательно следит за курсором на экране компьютера, изредка трогая его изображение лапкой.

Много говорят о пользе животных в доме, медики убедительно обосновывают это, я же скажу просто — без собаки или кошки квартира пуста и скучна. Естественно, они доставляют некоторые неудобства, требуют внимания, особенно в раннем возрасте, но какой сторицей это возвращается…

Я приемлю всех собак — и чистокровных и не чистокровных, не признаю и никогда не держал собак специальных пород: сторожевых и бойцовых, нацеленных на причинение боли, вреда кому бы то ни было, хотя и они, наверное, имеют право на существование, и, говорят, так же преданы хозяину. Но для них есть специальные ограничения и держать их необходимо изолированно, в противном случае окружающих, и особенно хозяина, ждут большие неприятности.

И все же человек, пользуясь своим превосходством в интеллекте, силе, технике, приносит зачастую большие беды животным, иногда ставя их существование, их жизнь под вопросом. Редко у кого не сожмется сердце при виде выброшенных на дорогу щенков и котят или покалеченных и бездомных животных.

Зато дома вы с еще большей нежностью проведете ладошкой по шерстке своего любимца, почешете за ушком и увидите преданные глаза, сияющие радостью: «Хозяин пришел!» И вы уверены на двести процентов, что ваши питомцы самые-самые лучшие. И никто не разубедит вас в этом. И правильно! Мои тоже — самые лучшие.

Друзьям четвероногим: лохматым и гладкошерстым, хвостатым и бесхвостым, лопоухим и нет, а больше всего их любящим хозяевам — эта книга.

Елене — жене моей, горячо любимой, посвящаю…

Солнце было в зените и жгло нещадно. Деревья стояли, уныло опустив листья, и не давали тени. В дальнем углу двора от кучи навоза маревом поднимались испарения. Куры, словно дохлые, лежали в пыли на боку, воробьи сидели на заборе поблизости от старого тазика, из которого, не торопясь, став на его край лапами, лакала белая с желтыми пятнами кошка.

Воробьи шумно осуждали ее неторопливость, но слететь с забора боялись. Кошка несколько раз отрывалась от воды, нервно подергивала шкурой на спине, изгибала хвост, аккуратно облизывалась и принималась лакать снова. Воробьи, конечно же, ее интересовали, хотя она старалась не подавать вида. Но то ли ей сегодня лень было гоняться за ними, то ли она понимала, что в такую жару точного прыжка не получится, поэтому отошла от тазика, остановилась, отряхнула лапы, скосила глаза на забор и не спеша направилась к открытой двери сарая.

Воробьи тут же овладели тазиком и подняли такой галдеж, что разбудили еще одного обитателя двора — собаку, которая подняла из вырытой у конуры ямы крупную голову с висячими ушами, внимательно осмотрела весь двор, зевнула, обнажая желтые клыки, пошевелилась, устраиваясь поудобнее, и было снова прикрыла глаза, как вдруг вскочила. Теперь ее было видно всю — темную, почти черную спину и рыжие подпалины на брюхе и лапах. Собака застучала хвостом по стене конуры, запрыгнула на крыльцо и всем телом потянулась к двери. Дверь открылась, и на крыльце появился хозяин. Но собака не бросилась к нему, не стала ластиться. Наоборот, она отступила в сторону и встревоженными глазами проводила его с крыльца.

Хозяин повел себя странно: обошел двор, поднял вилы, воткнул их в кучу навоза, отошел, потом вернулся, тщательно очистил вилы щепкой и отнес к сараю. Прошел вдоль забора, остановился у ворот, вернулся опять к сараю.

Необъяснимая тревога толкнула собаку к хозяину. Она подбежала, ткнулась носом в его безвольно опущенную руку, потерлась боком о ногу. И он присел на корточки, обнял ее за шею, прислонился щекой к морде. Потом что-то пробормотал извиняющимся тоном, потрепал по загривку, снова наклонился, притянул к себе, поцеловал в морду и ушел в дом.

Собака поднялась на крыльцо, обнюхала следы хозяина и улеглась тут же, далеко высунув от жары язык. Ей бы лучше лежать сейчас в прохладной яме у конуры, но беспокойство уже не отпускало, и она сторожила хозяина у двери.

Через некоторое время на крыльцо вышла хозяйка с миской, из которой пахло мясным супом. Хозяйка подошла к конуре и уже оттуда позвала каким-то сдавленным голосом:

Собака, услыхав свое имя, начала спускаться с крыльца, но тут же вернулась и, уткнув нос в створ двери, сильно втянула в себя воздух — хозяин был здесь.

— Ко мне, Найда! Ко мне! — строже приказала хозяйка, и Найда неохотно подчинилась.

Она подошла к миске, обнюхала ее и стала лакать, то и дело оглядываясь на дверь. Почувствовав на шее ошейник, собака перестала лакать и рванулась, но хозяйка уже достала ржавую цепь, щелкнул карабин…

Читайте также:  Подрощенный щенок французского бульдога

Тонко и жалобно заскулила Найда. Заметалась, громыхнула цепью, сильно ее натягивая. Вскоре на крыльцо вышли все — хозяин, хозяйка и старая бабка — мать хозяйки. Выглядели они странно сегодня. Хозяйка и бабка плакали. Хозяин с заплечным мешком был тоже печален. Они пошли к воротам. Чтобы обратить на себя внимание, собака гавкнула негромко. Хозяин вернулся, погладил ее, и она притихла от этой ласки.

С улицы донеслись возбужденные голоса, заиграла гармошка, заскрипели колеса подвод, и хозяин заспешил, больше ни разу не оглянувшись. Собака завизжала отчаянно, потом громко, требовательно залаяла. Но никто не прикрикнул на нее, не подошел, не успокоил. Найда хватала ржавую цепь зубами, грызла ее исступленно, роняя на землю кровавую пену, но цепь держала крепко. Странное поведение хозяина объясняется какой-то бедой, так понимала Найда. Она хотела мчаться к нему на помощь. И изнывала в борьбе с неумолимой цепью. Стараясь сбросить ошейник, она стала пятиться назад. Боль резанула уши. Найда опрокинулась на спину, но тут же вскочила, обнюхала ступени крыльца и, взяв след хозяина, бросилась на улицу.

Навстречу ей шли люди, среди которых были и хозяйка и бабка. Но хозяина не было, и собака побежала дальше, не обращая внимания на крики хозяйки.

Она прибежала на станцию, и тут, на перроне, след хозяина пропал. Найда вернулась немного назад, вновь нашла запах хозяина и вновь, дойдя до металлических рельсов, потеряла. Она делала и делала круги, то расширяя их, то сужая, не замечая пинков прохожих, даже не огрызаясь. Да, след хозяина пропал. Это было так страшно, что собака села прямо посредине заплеванного перрона и завыла.

На нее кричали, в нее бросали камнями. И лишь один старик подошел, погладил, сказал печально:

Источник

Это был лопоухий щенок

© Иллюстрации. М. Рязанцева, 2017

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2018

Привет! Меня зовут Роман Гномов. Я родился в городе Гномовск. Спросите, где это? Это в необыкновенной, волшебной стране, которая называется Гномия. И живем в ней мы, гномы.

Гномия появилась в давние-предавние времена. Еще до новой эры в пещерах обитали подземные жители, которые сами себя называли гномами. Откуда пошло такое название, до сих пор остается загадкой. Зато известно, что в древней Гномии существовала письменность. Однажды бабушка рассказала мне легенду про племя, обитавшее в тех же краях. Самое обычное, ничего особенного. Как-то раз охотники племени отправились на зверя. Ведь у первобытных людей охота была единственным способом пропитания. Погнавшись за огромным оленем, охотники заблудились. Они очень устали и хотели пить. И им повезло. Они нашли источник.

Но в тот самый момент, когда утомленные охотники приблизились к воде, откуда ни возьмись, перед ними возник маленький человечек.

– Эй! – грозно окликнул он. – Вы что тут делаете? Это наш источник и наш лес.

– А ты кто такой? – удивленно спросил вождь.

– Я? – задумался человечек, не желая вести долгие разговоры. – Не знаю. Только мы с моим племенем живем вот там, за Долиной. И лес этот принадлежит нам.

Человечек выглядел очень странно. Он не был, как все первобытные, замотан в шкуры, а был одет в штанишки и рубашку. На голове – колпак. А на ногах – башмаки с загнутыми носами.

– Слушай, – сказал один из охотников, – а ты, часом, не гном? Мы тут недавно слыхали не то о каких-то гномах, не то еще о ком. Так, значит, вы и вправду существуете, как вас там?

– Гномы! – гордо ответил человечек.

– А где, говоришь, вы живете? – поинтересовался другой охотник.

– Во-о-он там, – человечек в колпаке показал в сторону гор.

– А ты хорошо знаешь местность? Мы-то заблудились. И очень хотим пить. Нам нужно поскорее найти дорогу домой.

– Я покажу вам, как отсюда выбраться.

И с этими словами человечек достал из кармана штанишек маленький рулон тонкой кожи, перевязанный веревочкой. Когда он развязал веревочку и показал рулончик, охотники увидели нацарапанные на коже рисунки, а под ними – маленькие значки-буквы.

– Мы находимся здесь, – гном ткнул в один рисунок тонким пальчиком и стал водить им по другим изображениям. – Это – наши горы, видите? А вот лес, где мы сейчас находимся. У большого дуба вы должны повернуть налево, дальше будет речка. Вот она.

Так гном показал охотникам дорогу домой и научил их пользоваться рисунками, которые называл картой. Он оказался очень добрым и подарил карту охотникам, так что домой они вернулись быстро.

О своих приключениях охотники рассказали соплеменникам, но главный мудрец племени не поверил им и попросил показать, где обитают гномы. Охотники провели его на то место, где познакомились с человечком. По карте они очень быстро нашли дорогу туда и обратно. А мудрец убедился, что люди не ошибаются, рассказывая о гномах всякие небылицы. Он решил сам по их примеру нарисовать на кожах, где находится наша страна. Так на карте мира и появилась наша Волшебная Страна Гномия. (Похоже, что и карта мира тогда появилась.)

Если вы ничего о нашей стране не слышали, не переживайте, я расскажу вам о ней. Гномия располагается между Россией и Польшей. Ее столица – город Гномовск. Но никто не видит нашей страны, потому что она очень маленькая. Если обычный человек отправляется в Гномию, он уменьшается до размера гнома, а если гномы перелетают в другие страны мира, они вырастают до размеров обычных людей. И только по паспорту можно понять, из какой страны прилетели гномы. Самое интересное, что почему-то это никого не удивляет и все считают это совершенно обычным делом, ну как по мобильному телефону поговорить.

Читайте также:  Щенки вороны или птенцы

А еще у гномов есть волшебные башмаки, которые помогают им перемещаться во времени и пространстве. Да – да, те самые, с загнутыми носами. Но об этом позже. Все гномы любят носить длинные колпаки. Но в наше время климат в Гномии стал гораздо теплее, чем много веков назад, и в колпаках теперь слишком жарко (даже зимой).

…Сегодня, после школы, ко мне в гости должны прийти Петя с Саней – мои двоюродные братья. Я обещал помочь им с заданием по алгебре. Мы учимся в выпускном классе школы Гномии. И очень любим все делать вместе. Нам всегда интересно друг с другом, хотя мы совершенно разные. Я больше всего люблю детективы. Особенно про Шерлока Холмса. Мне очень нравится метод дедукции, с помощью которого Холмс раскрывал все преступления. И когда у моей тети Оли что-нибудь пропадает, я легко нахожу пропажу, используя метод логических рассуждений Холмса.

О! Кто-то в дверь звонит. Это Петя. Он очень высокий и худой парень с длинными кудрявыми волосами.

Петя обожает собак. По-моему, он перечитал все написанные о них книги.

Следом вбежал запыхавшийся Саня. Саня чем-то напоминает Знайку из повести Николая Носова «Приключения Незнайки». Правда, он не носит костюмов, зато всегда в очках. Саня обожает заниматься волшебной медициной и собирает старинные рецепты. Наша бабушка знает их множество. Они с Саней всегда подолгу обсуждают разные снадобья.

Кстати, Гномия с давних времен славилась своими лекарствами и противоядиями, ведь в древности было много страшных болезней и эпидемий, и надо было как-то лечить людей. Только к одному яду они не могли получить противоядие. (Запомните это. Потом еще пригодится.)

Когда пришли Петя и Саня, я заканчивал развешивать папины фото с Гердой. Мой папа работает в полиции, и Герда – его служебная собака.

– О, у тебя новые фотки! Круто! – воскликнул Петя.

– Да. Вчера вечером с папой напечатали. Договорились, что я их развешу. Ну что, займемся алгеброй? А то надо успеть до прихода папы с работы. У меня сегодня по плану научить Герду считать.

Мы занялись алгеброй. Как раз когда сошелся ответ последней задачи, вернулся с работы папа с Гердой.

– Папа пришел! Наконец-то! – воскликнул я.

– Ура! – поддержали меня Петя с Саней.

Герда радостно облизала нас с головы до ног. И стала старательно учиться считать. Надо заметить, она делала успехи. Умная все-таки собака!

На следующий день папа собрался с Гердой в питомник навестить ее щенка-сына. Моя мама, журналист, она в командировке, в Париже. И мне очень не хотелось сидеть одному дома. Я тоже поехал с ними в питомник.

– Как хорошо, что вы приехали! – обрадовался инструктор.

– Не то слово! – ответил папа. – Видишь, как Герда рада!

– Ты знаешь, Гердин малыш совсем загрустил.

– Конечно, нас же две недели в городе не было. Ездили в командировку. Герда тоже скучала.

Источник

Это был лопоухий щенок

Автор книги, которую ты сейчас будешь читать, – Вера Васильевна Чаплина – человек удивительный. Однажды, говоря о себе, она сказала полушутя, что всю жизнь воспитывала каких-нибудь звериных детёнышей. И это действительно так.

Наверное, очень немногие люди могут сказать о себе что-то подобное. А Вера Васильевна сказала это с полным правом, потому что почти всю жизнь – с шестнадцати лет – работала в Московском зоопарке. А в Зоопарке – так уж получалось – ей постоянно приходилось иметь дело со зверёнышами, которые либо осиротели, либо матери почему-то отказались их кормить. И наверное, многие из них погибли бы, если б не добрые руки и неиссякаемое терпение, а главное – если бы не огромная любовь к животным Веры Васильевны Чаплиной.

Конечно, она не только выкармливала соской детёнышей и заботилась о них – она наблюдала за животными, вела научную работу, стремилась к тому, чтоб звери не особенно чувствовали, что они в неволе. Постоянно наблюдая за малышами, Вера Васильевна предложила организовать площадку молодняка – поместить в одну большую вольеру лисят и львят, волчат и ягнят, медвежат и козлят. Многие сомневались, уживутся ли друг с другом такие разные звери. Но Вера Васильевна была уверена: уживутся, ведь они ещё не звери, а зверята, все они весёлые и добрые, игривые и доверчивые, как и всякие детёныши. И вот в Московском зоопарке появилась такая площадка. Сколько интересного материала для изучения дал этот эксперимент зоологам! Сколько радости и весёлых минут доставила эта «площадка» посетителям Зоопарка! Но ребята, видевшие, как играют, бегают, гоняются друг за другом зверята, не знали, что не все они сразу начали дружить, да и потом были всякие непредвиденные случаи.

Вера Васильевна замечала в поведении животных всё, до мельчайших подробностей. А потом решила рассказать ребятам о том, что происходит на площадке молодняка. Так появилась первая её книга «Малыши с зелёной площадки». Из неё ребята узнали, что каждый зверёныш, так же как и всякий взрослый зверь, имеет свой характер и свой нрав, что зверя можно воспитать и злым и добрым.

Читайте также:  Как упросить щенка у родителей

Потом Вера Васильевна написала книги «Мои воспитанники» и «Четвероногие друзья». Ребята познакомились с львицей Кинули, выросшей не в клетке, а в городской квартире, с лосёнком Лоськой, выкормленным соской, с умным слоном Шанго, с обезьянкой Малышкой, с лисёнком Куцым, с выдрой Наей, с собакой, воспитанной волчицей, и со многими другими животными. Ребята узнали и о тех людях, которые работают в Зоопарке – ухаживают за животными, лечат, изучают и кормят их.

Немало книг написала за свою жизнь Вера Васильевна Чаплина: «Кинули», «Питомцы зоопарка», «Друг чабана», «Медвежонок Фомка», «Случайные встречи» и другие. Книги эти многократно переиздавались, переводились на разные языки и в нашей стране, и за её пределами, и ребята во многих странах полюбили их, полюбили не только потому, что книги Веры Васильевны интересные, но ещё и потому, что они написаны очень добрым человеком, человеком, любящим животных и считающим главным делом своей жизни – воспитание доброты. А доброта, одно из самых важных и нужных качеств человеческого характера, начинается с малого – с доброго отношения к котёнку или щенку, птенцу или лягушонку.

По-настоящему добрый человек всегда смелее злого, он и в жизни счастливее человека недоброго, и радостей в жизни у него больше. И встреча с хорошей книгой, написанной добрым человеком, – это тоже большая радость.

И вот такую книгу – интересную и умную, которая поможет тебе многое понять, которая заставит тебя задуматься, а возможно, и на кое-что взглянуть иными глазами, – ты сейчас держишь в руках.

Всю жизнь я очень любила животных, и сколько себя помню, всегда у меня воспитывались какие-нибудь птенцы, щенята, зайчата…

Мне нравилось, когда меня дома встречали раскрытые рты галчат, сорок, когда серенькие желторотые воробышки не улетали от протянутой руки, а зайчата смело прыгали ко мне на колени.

С шестнадцати лет я поступила в кружок юных биологов Зоопарка. Руководил этим кружком известный натуралист и большой любитель природы Пётр Александрович Мантейфель. Он учил нас любить животных, беречь и изучать природу… Кружок наш был небольшой и очень дружный. Мы помогали служителям убирать клетки, кормить зверей и птиц, научным сотрудникам – наблюдать животных, записывали в дневники их поведение, взвешивали звериных малышей и следили за их ростом…

Помню, сколько нового и интересного узнала я в Зоопарке: какими рождаются барсучата, соболята, дикобразы, как растёт весь этот молодняк, как изменяются повадки животных… И каких только у меня не было звериных малышей, начиная от маленького, чуть больше напёрстка, бельчонка и кончая львятами, росомахами!

А как обрадовалась я, когда в 1933 году меня назначили заведующей молодняком Зоопарка! Вот тогда мне пришла мысль устроить в Зоопарке специальную площадку, где можно было бы не только воспитать здоровый и крепкий молодняк, но и сделать так, чтобы разные животные мирно уживались друг с другом.

У меня осталось много приятных и дорогих воспоминаний о тех звериных малышах, которым я отдала много тепла, любви и заботы. И мне, ребята, очень хочется, чтобы и вы познакомились с моими воспитанниками и полюбили их.

Долгое время я работала в Зоопарке со львами, тиграми, но случилось так, что меня перевели работать в обезьянник.

Очень не хотелось мне там оставаться. Обезьян я совсем не знала и не любила. Стою перед клеткой с обезьянами-резусами; их там целая стая – штук сорок – бегает. Смотрю и думаю: «Как же я их различать буду? Уж очень они друг на друга похожи. Одинаковые глаза, мордочки, руки, и даже роста как будто одного». Но это мне только вначале так казалось, а как пригляделась к ним – вижу, что хоть и одной они породы, а друг на друга не похожи. У того, которого звали Вовкой, голова гладкая, словно причёсанная, не то что у Бобрика. У Бобрика вихры во все стороны торчат, ну совсем как у Стёпки-растрёпки.

Но больше всех отличалась Малышка. Из всех обезьян она была самая маленькая, оттого её так и прозвали. Мордочка у Малышки остренькая, а сама она ловкая, шустрая. Как войду я в клетку, все обезьяны разбегутся, а Малышка чуть-чуть отойдёт в сторону и поглядывает на моё решето, в котором я приносила фрукты.

Вот эту-то Малышку и решила я приручить. Нелёгкое это было дело.

Долго не решалась ко мне подойти трусишка. Стоило только к ней протянуть руку, как она быстро отскакивала и убегала. Но я терпеливо просиживала в клетке часами и время от времени бросала ей самые вкусные кусочки.

С каждым днём Малышка привыкала ко мне всё больше и больше. Не убегала, когда я подходила, а однажды так расхрабрилась, что чуть не вырвала у меня печенье, которое я хотела дать другой обезьяне. Как-то даже пыталась залезть ко мне в карман. Уже протянула руку, но тут же сама испугалась своей храбрости и удрала. С тех пор я стала нарочно класть сладости в карман. И делала это так, чтобы Малышка видела. Я уже знала, что она большая сластёна.

Обезьянка внимательно наблюдала, как я кладу в карман грушу или кусочек сахару, а потом вытягивала трубочкой ротик и жалобно кричала. И всё-таки в карман она залезть решилась. Чтобы не испугать воришку, я нарочно отвернулась, как будто ничего не замечаю. А Малышка быстро вытащила у меня из кармана кусочек сахару и, воровато оглядываясь, на всякий случай уселась подальше.

Источник