Меню

Котенок андрей анатольевич полковник

Трудный путь к миру: как российские военные помогают сирийцам преодолеть самый трудный этап в жизни их государства

Как подчеркнул, выступая на прошедшей год назад встрече с участниками операции в САР президент России — Верховный Главнокомандующий Вооруженными Силами РФ Владимир Путин «мы не дали разрастись террористической опухоли». Были разрушены схроны бандитов, их склады с оружием и боеприпасами, блокированы маршруты контрабанды нефти, от которой шла финансовая подпитка терроризма.

Сегодняшний спектр задач российских военных в Сирии – это прежде всего контроль за соблюдением перемирия, создание условий для нормализации мирной жизни в освобожденных районах, практическая помощь гражданам страны в решении различных вопросов. О том, как наши военнослужащие, рискуя жизнью, выполняют эти задачи, помогают простым сирийцам преодолеть последствия страшных событий, которые обрушились на их землю в последние годы, расскажет журналист Алексей Егоров в очередном выпуске программы «Военная приемка» на телеканале «Звезда».

Выбор сделан

Один из древнейших населенных пунктов не только в Сирии, но и, пожалуй, во всем мире, — Эйн-Асана, что неподалеку от Алеппо. Здесь — последний рубеж противостояния с террористами. И именно в этих местах приходится выполнять задачи офицерам российского Центра по примирению враждующих сторон в Сирии. Один из них — преподаватель Военно-космической академии имени А.Ф. Можайского полковник Андрей Котенок, отмечает, что за последнее время соглашение о примирении подписали 46 населенных пунктов, где проживают более 100 тысяч человек.

«Они не просто стали нейтральными, они готовы сражаться на стороне правительственных войск, — подчеркивает российский офицер. — Эти люди, которых сильно убеждать не надо, они просто узнали, что воевали не за тех. Нужно было подсказать им правильную дорогу. А она там, где государство, где учатся дети, где работают люди».

Одна из таких встреч, предваряющих решение жителей об их окончательном переходе на сторону мира, была запечатлена на видео. Люди, которые пришли с «другой» стороны, рассказали, что вынуждены жить по соседству с террористами. Старейшины приняли окончательное решение встать на путь сопротивления. Полковник Котенок предлагает порядок дальнейших действий: нужно сделать так, чтобы сами жители в нужный момент готовы были выступить и защитить свою деревню. Интересно, что разговор этот проходит практически под носом у боевиков. Опорный пункт сирийских военных, где проводятся переговоры, оборудован для необходимой обороны, и в случае чего сможет сдержать натиск боевиков. Здесь есть траншеи, огневые точки, устроены укрытия от артналета. Кстати, старший в этом оборонительном пункте — местный житель Абу-Хасан, который до войны был фермером, а теперь стал командиром отряда самообороны и одновременно главой местной администрации. Боевики за все время так и не смогли взять его позиции.

С благородной миссией

Именно таким, как Абу-Хасан и помогают российские Вооруженные Силы в ходе операции в Сирии. Наша авиация уничтожает позиции боевиков, разведка дает необходимые снимки с беспилотников, Центр по примирению доставляет гуманитарную помощь.

Полковник Андрей Котенок для Абу-Хасана — самый почетный гость: благодаря российскому офицеру на сторону правительственных войск перешли уже несколько ближайших деревень. А ведь это только один из большого числа сирийских населенных пунктов, где работает Центр по примирению.

«На сегодня к процессу примирения присоединились более 1600 населенных пунктов, о прекращении огня объявили 219 вооруженных формирований, — отмечает первый руководитель Центра по примирению враждующих сторон, а ныне начальник Военной академии Генерального штаба ВС РФ генерал-лейтенант Сергей Кураленко. — Кроме того, более 10 тысяч граждан получили медицинскую помощь, в том числе, как на территории Сирии, так и в России».

Медпомощь мирным сирийцам оказывает, в частности, медицинский отряд специального назначения, размещенный в Алеппо. Этот медицинский спецназ, прибывший сюда из Севастополя, также работает под эгидой Центра по примирению. Начальник МОСН Шамиль Баталов говорит, что сейчас к ним поступают в основном пострадавшие от минновзрывных травм. «Много раненных снайперами, — свидетельствует военный медик. — Причем, боевики стреляли и по женщинам, и по детям». Наши специалисты тоже попадали под огонь террористов. В декабре 2016 года по лагерю российских врачей был нанесен удар, погибли две медсестры из Хабаровского медотряда. И, тем не менее, россияне продолжают выполнять здесь свои задачи. Нет такой болезни, за которую наши медики не могли бы взяться. По словам Шамиля Баталова, они и стоматологией занимаются, есть и УЗИ, и рентген, работают кардиология и хирургия. Это здесь спасли девочку, которой позже подобрали протезы (для этого раненую возили в Россию). Сейчас возникла новая проблема, которую также приходится решать нашим специалистам: ребенок вырос из протезов, а в Сирии, как говорят медики, с протезированием дела обстоят очень плохо.

Читайте также:  Длинна котенка мейн куна

Шанс на мирную жизнь

Даже самым непримиримым боевикам в Сирии предлагается жизнь в обмен на добровольный отказ от сопротивления и выход из захваченных районов. Как отмечает командир роты российской военной полиции Булат Шакиров, бывало, что они выводили из районов боев свыше двух тысяч сложивших оружие террористов. В одном из таких эпизодов обеспечить безопасность в многотысячной толпе сумели всего 15 военных полицейских. Как это удалось? «Наши люди работали уверенно и спокойно и своим спокойствием и уверенностью заразили эту толпу, вызвали у людей доверие», — говорит Булат.

Самая крупная сдача произошла на автовокзале Рамуси в Алеппо. Оружие тогда сложили около 5 тысяч боевиков. Задача стояла непростая: надо было не только вывести боевиков из города, но и забрать у них пленных, которые в тот момент находились в другом населенном пункте и ждали обмена. Обмен длился три дня, и все это время эти тысячи боевиков находились под охраной нескольких десятков наших военных полицейских. Ни одной провокации они не допустили. А вот боевики нарушили все условия, направив к автобусу с мирными жителями автомобиль, начиненный взрывчаткой. Погибли ни в чем не повинные люди.

Кстати, наши военные полицейские находят такие «джихад-мобили» регулярно. Как говорит начальник отделения военной полиции Минобороны России в Алеппо Асланбек Берсанов, машины этого «класса» хорошо защищены, а броней накрыты и двигатель, и колеса, и радиатор. Это делается для того, чтобы транспорт не расстреляли, и смертник мог довести свой смертоносный груз до цели. Сотрудники военной полиции обнаружили недавно и цех по производству такого «транспорта». Делали здесь и самопальные броневики — автомобили, предназначенные для перевозки личного состава к месту боя. Стоит сказать, что свои броневики вынуждены создавать и в отрядах самообороны. По типу это обычный грузовик, обшитый железом, но от пуль и осколков такая «броня» все же спасает.

Когда вражда отступает.

В гуманитарных миссиях в Сирии задействованы все виды сообщений — и наземные, и воздушные. Так, с вертолетов сирийских ВВС над районами, занятыми боевиками, сбрасываются листовки, в которых содержится призыв к сложению оружия и указаны условия сдачи. Экипаж вертолета — сирийский, но в вылетах участвуют офицеры российского Центра по примирению. Точно также за линию фронта летают сирийские транспортники Ил-76 в сопровождении наших военных, сбрасывая гуманитарную помощь жителям осажденных районов. Как подчеркивает генерал Сергей Кураленко, помощь доставляется независимо от того, к какой стороне принадлежат сирийцы. «Люди должны видеть, что мы оказываем эту гуманитарную помощь и что мы искреннее желаем, чтобы на сирийской земле наступил мир», — подчеркивает российский генерал.

Военные из России обеспечивают и разминирование территорий и объектов, обезвреживают опасные находки, в том числе те самые «джихад-мобили». Кстати, а как защищена от их прорыва наша база Хмеймим? Система надежная — это и блокпосты, и дальнее наблюдение, в том числе с дирижабля, который постоянно барражирует в этих местах. Остановят «машину смерти» наши военные полицейские, которые постоянно тренируются в навыках владения оружием, прежде всего гранатометами, из которых и будет расстрелян опасный транспорт.

— В настоящее время мы можем с уверенностью сказать, что на части территории Сирийской Арабской Республики гражданская война остановлена, — свидетельствует генерал-лейтенант Сергей Кураленко, первый начальник российского Центра по примирению враждующих сторон. — Сегодня во многих населенных пунктах, в провинциях идет работа по восстановлению социальных объектов, ведется строительство дорог, линий электропередач, готовятся школы к приему детей. Это нас, конечно, радует.

Читайте также:  Что будет с котенком если он съел отраву для мышей

С войной в Сирии россияне борются не только военными, но и мирными методами. Причем, примирением здесь занимаются не профессиональные дипломаты, а сами военные, которые склоняют на сторону мира тысячи людей. «Нам доверяют безгранично, — подчеркивают офицеры Центра по примирению. — Нас считают братьями, тем народом, который единственный встал на их защиту. Этот авторитет с нашей стороны поддерживается. Мы свое слово держим».

Источник

В Сирии часть боевиков складывает оружие благодаря офицерам российского Центра по примирению

Журналисты РЕН ТВ побывали на передовых позициях сирийской армии. За ними расположены блок-посты «Ан-Нусры» (данная террористическая организация запрещена в РФ). Далее – населенный пункт, жители которого хотят перейти на сторону правительства.

Сейчас оттуда должны прийти парламентеры и подписать соглашение, согласно которому, в случае наступления сирийской армии, они занимают круговую оборону и ждут прихода правительственных сил.

Сирийские солдаты и офицеры российского Центра по примирению напряженно всматриваются в темноту. Есть риск, что под видом переговорщиков придут боевики.

Делегация появляется с опозданием. Но главное – успели до рассвета. Переговоры проходят тут же – в небольшом блиндаже. Полковник Андрей Котенок, замначальника ЦПВС по Алеппо, объясняет условия договора.

«В ваших поселках должны быть созданы отряды самообороны. Вы должны сделать так, чтобы боевики не смогли у вас остановиться. И в нужный момент вы должны выступить и защитить свою деревню, когда сирийская армия будет наступать», – говорит он.

Представители села говорят, что необходимые силы уже есть. Все население давно ждет прихода правительственных сил. Старейшины подписывают необходимые документы.

«Сирийская сторона после подписания договора исключит вас из плана огневого поражения. Вас не будут бомбить и по вам не будут стрелять во время наступления, – объясняет Котенок. – Кроме этого, мы все ваши просьбы рассмотрим и создадим некий гуманитарный коридор, будем снабжать вас тем, о чем вы сейчас попросили. Медикаменты, продовольствие – все, что необходимо».

В этот момент неожиданно начинается стрельба. Видимо, боевики все же заметили движение на позициях. И подобрались на расстояние прямого выстрела.

Завязывается бой. Но атаку в итоге отбили и договор подписали. Делегатам придется ждать ночи, чтобы опять пересечь линию фронта и вернуться домой.

А офицеры Центра примирения едут дальше. Следующий пункт назначения – город Мембеж в 100 километрах от Алеппо. Здесь еще одна удачная операция: линию фронта пересекли десять бывших боевиков. Они добровольно сложили оружие и воспользовались правом на амнистию.

«Мы жители Дейр-Хафера. Жили под оккупацией ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная в РФ – Прим. РЕН ТВ). Они всех насильно забирают в свои отряды – всех мужчин, – рассказывает боевик Али Шляш. – Когда я услышал про закон об амнистии, я убежал от них. Связался с правительством. Вел переговоры по телефону доверия. Мне дали гарантии безопасности. И вот я здесь. Надеюсь вернуться к мирной жизни».

«Там ужас. Там террор и страх, – говорит молодой боевик Салах Осиан. – Смотрите, боевики выбили мне все зубы. Меня заподозрили в том, что я позвонил своему родственнику на территорию, которую контролируют сирийские войска. Это строго запрещено. Меня избили до полусмерти».

Бывшим боевикам в Алеппо предоставили жилье. И трудоустроили их – администрации города нужны рабочие руки для восстановления инфраструктуры.

«Вы сделали мужественный поступок. Родина вам тоже поверила, – говорит Котенок боевикам. – Я хочу, чтобы вы в жизни больше не ошибались так. Родина второй раз может не простить»1.

Такие операции проводятся регулярно и приносят колоссальную пользу. Информация об удачном опыте амнистированных за линию фронта попадает быстро. И люди, которые попали в ряды боевиков не по своей воле, делают выводы.

Источник

Сын умершего от ковида ветерана вскрыл пакет с телом отца, вдова усопшего сняла это на видео

На видеозаписи, обнародовать которую мы не можем по причине ее шокирующего содержания, видно: родственники умершего от коронавируса 95-летнего ветерана Великой Отечественной войны Виктора Ногина вскрыли пакет и сняли на телефон обнаженного усопшего крупным планом.

Читайте также:  У ежонка мамочка у котенка мамочка у зайчонка мамочка минус

Сын ветерана: «Я едва не потерял разум»

Как пояснил сын ветерана Василий Ногин, пока везли тело отца из Кирова, у него возникло непреодолимое желание в последний раз увидеть родителя и проститься с ним. Даже несмотря на строгий запрет вскрывать домовину, заколоченную по бокам четырьмя гвоздями.

«Я велел истопить баню и сам, так как ковида больше не боялся, ведь уже переболел (проходил лечение вместе с отцом — ред.), вскрыл крышку. И то, что увидел, едва не лишило меня разума. Внутри гроба, на подушке и покрывале, лежало нечто, засунутое в большой черный мешок, завязанный с обеих сторон. Внутри было голое тело в памперсе. На теле отца была кровь, которая густо запеклась», — сдерживая слезы, говорит Василий Ногин.

Следы на теле ветерана — доказательство интенсивной терапии

На записи, от просмотра которой содрогнется даже человек с крепкими нервами, слышно как негодует жена ветерана. Женщина снимает и комментирует внешний вид умершего: кровоподтеки, синяки на животе и руках, сползающая кожа. Следов вскрытия родственники не обнаружили.

В региональном минздраве пояснили: представленные на записи изменения на теле в виде синяков и кровоподтеков свидетельствуют об интенсивности проводимой терапии, в том числе антикоагулянтами. Они являются естественными посмертными изменениями. Отметим, что, по словам сына, он забрал из морга на улице Тихая,1 в Кирове тело отца через два дня после кончины.

Также чиновники рассказали, что ветеран находился на лечении от новой коронавирусной инфекции в считающимся ведущем инфекционном госпитале региона — в Кировской инфекционной больнице. Об этом говорит и сын ветерана, который проходил с ним лечение, но был выписан по причине выздоровления.

В ходе лечения пациенту Ногину-старшему была проведена комплексная противовирусная, антибактериальная терапия, гормонотерапия, проводилось лечение препаратами генной инженерии, проведен сеанс ультрагемодиафильтрации. Несмотря на усилия врачей, пациент скончался. По факту отсутствия следов вскрытия на теле умершего пожилого человека проводится проверка.

«Я проводил папу в больницу и долго уговаривал врачей разрешить мне находиться рядом. Я знал, что, когда он меня видит, ему становится легче. Но, если нельзя в реанимацию — значит, нельзя, тем более, что меня убедили в хорошем за ним уходе. Тем же вечером я успел на поезд и уехал домой», — рассказывает Василий Викторович.

Как отметили в инфекционной больнице, родственник действительно обращался с просьбой ухаживать за отцом. Учитывая тяжелое состояние пациента, данная возможность сыну была предоставлена, однако, тот отказался.

Кого накажут?

Как сообщили Newsler.ru в СУ СКР по Кировской области, по обстоятельствам, изложенным в материале, следователи СК уже проводят процессуальную проверку по результатам которой будет дана юридическая оценка действиям должностных лиц медицинского учреждения и принято процессуальное решение в соответствии с требованиями закона.

В тоже время, мы пообщались с несколькими односельчанами семьи Ногиных, знакомыми с ситуацией в семье. Выяснилось, что в 2019 году сын ветерана развелся со своей супругой. Ситуация вроде бы обыденная, но якобы следом женщина вышла замуж за отца своего бывшего избранника и превратилась из снохи ветерана — в его жену. А сейчас, соответственно, в вдову ветерана.

Статус вдовы ветерана дает женщине все те льготы и привилегии, что и самому участнику Великой отечественной войны, но не избавляет от ответственности за вскрытие гроба с умершим от особо опасной инфекции. К тому же, несмотря на шокирующую ситуацию, вряд ли ветеран Великой Отечественной войны хотел бы даже после своей смерти предстать таким образом.

Как нам пояснили, для погибших от коронавируса существуют специальные правила захоронения. Тела всех умерших от COVID-19 или имеющих подтверждённый диагноз на коронавирус помещаются в пластиковые пакеты, дезинфицируют снаружи и выдают в закрытом гробу без церемонии прощания. Согласно Кодексу об административных правонарушениях, открывать гроб запрещается под личную ответственность получившего.

Источник

Adblock
detector