Меню

Ян данбар воспитание щенков

Видеокурс тренировки от Иэна Данбара. Квантовые скачки

Краткий видеокурс тренировки собак от Иэна Данбара и его собаки по имени Хьюго. Как научить собаку основным командам с помощью лакомств?

Из курса «Тренировка и квантовые скачки» вы узнаете, как научить собаку сидеть, лежать, стоять, как научить щенка команде «Нельзя!» и поймете, почему простые упражнения могут стать отличным способом предупреждения некоторых проблем поведения. Помимо прочего, этот видео-курс можно считать небольшим наглядным пособием к книге Иэна Данбара Что делать до и после того, как вы взяли щенка?

Введение

Ко мне, Хьюго! Хороший мальчик! Отлично! Хороший мальчик! Стоять и… сидеть и… лежать… стоять, стоя-я-ть, поднимись. Еще раз стоять. И сидеть, лежать, сидеть, стоять, сидеть, лежать. Хорошая собака! В этом упражнении, чтобы научить Хьюго садиться, ложиться и вставать по просьбе, мы используем пищу в качестве …приманки» и поощрения. Тем не менее, мы можем совершить в тренировке настоящие квантовые скачки, если будем постепенно исключать такие приманки и такое поощрение. Как же мы можем добиться этого всего за четыре шага?

Первый шаг — постепенно прекратить использование лакомства в качестве приманки. Я убираю его в карман и буду применять только для поощрения. Второй квантовый скачок — сокращение количества поощрений пищей, которую вы даете собаке. Третий квантовый скачок — полное исключение таких поощрений. И, наконец, четвертый квантовый скачок — исключение из процесса тренировки всех внешних поощрений.

Шаг первый: постепенное исключение еды как приманки

Итак, на первом этапе мы будем использовать приманку-лакомство, чтобы научить Хьюго значению слов, которыми мы пользуемся во время тренировки. Я мог бы общаться с ним по-французски и сказать (говорит по-французски) «лежать!» Не понимаешь меня? О да, да! Он говорит по-французски. Какая смышленая собака. Сейчас я буду говорить с ним на суахили или по-японски. Браво. Иначе говоря, мы используем «съедобную приманку» для того, чтобы научить собаку значениям слов.

Мы говорим: «Хьюго, лежать!» — и быстро перемещаем приманку в соответствующее положение. Хьюго, сидеть. Хорошая собака. Хьюго, стоять. Хьюго, сидеть. О, он сейчас получит лакомство. Нет, нет, только после того, как ляжет. Хьюго, лежать. Сидеть.

Проделав это несколько раз, мы сможем обходиться без лакомства. Я кладу его в карман и говорю: «Хьюго, лежать!» Хорошая собака! Какая замечательная собака! Он съедает лакомство в качестве награды. Но сейчас в моей руке нет никакой пищи, и Хьюго выполнит задание без нее. Хьюго, сидеть. Хорошая собака. Хьюго, стоять. Стоять. Хороший мальчик! Хьюго, сидеть. Сидеть. Сидеть (смеется). Хьюго, лежать. Хорошая собака! Хьюго, сидеть. Бум. Отличная собака. Хорошо сидишь. За это получай лакомство. Итак, сейчас мы совершили большой квантовый скачок в тренировке. Нам больше не нужно держать еду в руке, чтобы привлечь внимание Хьюго к нашей просьбе.

Шаг второй: сокращение количества поощрений с помощью пищи

Сейчас нам нужно уменьшить количество поощрений лакомством. Рукой, в которой ничего нет — показываю ее Хьюго, — мы попросим Хьюго сесть. Хороший мальчик! Он получает лакомство. Мы попросим его: «Хьюго, лежать». Бум. Он получает лакомство. Сейчас мы прибегаем к использованию пищи как к способу поощрения, но я не должен давать ее собаке всякий раз, когда она выполняет какую-нибудь просьбу. Иначе говоря, мы начнем спрашивать с нее больше, давая меньше.

Сейчас нам нужно сидеть… лежать. Две смены позиции за одно лакомство. Сейчас нам нужно… Хьюго, сидеть, стоять, лежать. Уже три смены позиции. А сейчас, Хьюго… сидеть, лежать, сидеть, стоять, лежать, стоять… у-у-у, давай, стоять, стоять и лежать. Хорошая собака! Здесь я делаю небольшую паузу и использую эту возможность, чтобы поощрить собаку за хорошую работу. Так, сейчас, сидеть, сидеть, лежать, сидеть, лежать, сидеть, лежать, сидеть, лежать, сидеть. Хороший мальчик! Сейчас мы сделали три с половиной щенячьих отжимания всего за одно лакомство. Мы сделали еще один квантовый скачок в тренировке, начав уменьшать количество поощрений лакомством.

Шаг третий: полное исключение поощрений лакомством

Теперь нам потребуется полностью исключить эти поощрения лакомством. Вместо того чтобы использовать поощрения лакомством, мы будем использовать небольшую игрушку. Хьюго, сидеть. Хороший мальчик. Сидеть, лежать, сидеть, возьми. Хороший мальчик! Отлично, тяни. Давай, тяни-тяни-тяни. Хо-ро-шо! Хьюго, сидеть. Спасибо. Хороший мальчик. Сидеть! Лежать! Сидеть! Сидеть. Хороший мальчик. Лежать! Сидеть, стоять, лежать. Хороший мальчик. Возьми. Хорошая собака! Как вы видите, он работает по-настоящему здорово. Нам совершенно не требуется пища, мы полностью исключили использование пищи в качестве приманки, мы полностью отказались от применения лакомства для поощрения и заменили еду этой шерстяной игрушкой. Гаав. Гаав. Гаав. Играя в перетягивание каната, мы должны не забывать о правилах игры. Он не должен прикасаться к игрушке, пока я не скажу: «возьми!» Хороший мальчик! Молодец. Спасибо. Лежать, сидеть. Хороший мальчик! Возьми! Отличная собака! Хорошо. Итак, мы совершили очередной квантовый скачок: мы совершенно не нуждаемся в лакомствах, нам не нужны лакомства-приманки, на не нужны лакомства-поощрения, нам нужна всего лишь игрушка. Отлично, Хьюго!

Шаг четвертый: исключение внешних поощрений

Сейчас мы предпримем очередной квантовый скачок к нашей тренировке. Нам не нужны лакомства-приманки, нам не нужны лакомства-награды, нам не нужны игрушки, мы просто говорим Хьюго: Хьюго, сидеть! Хороший мальчик! Хьюго, лежать! Отличная собака. Сидеть! У меня ничего нет! Вместо этого я тебя поцелую! Да, да, нам не нужны никакие внешние поощрения — лишь поцелуи и объятия после выполнения просьбы. Хорошая собака, о, да, хорошая собака, да, я знаю. Хорошо. Ко мне, куть-куть-куть-куть. Сидеть! Хорошая собака!

Тренировка: научите свою собаку сидеть

Одна из важнейших вещей, которым стоит научить свою собаку, это команда «сидеть». Это очень-очень просто. Мы говорим «Хьюго, сидеть», подносим лакомство, и он садится. Это просто. И снова: Хьюго, сидеть. Бум. Большинство людей учит собаку сидеть из положения стоя. Но мы также должны учить ее выполнять эту команду из положения лежа, поскольку достичь этого значительно сложнее. Однако это тот же самый процесс. Мы говорим: «Хьюго, сидеть», — подносим лакомство, и он поднимается.

Попробуем еще раз. Он нюхает лакомство. Мы говорим: «Хьюго, сидеть», — теперь приближаем кусочек, и он поднимается. Хороший мальчик! «Сидеть!» — замечательная команда. Если что-то случается, вам достаточно всего лишь сказать «сидеть!», и это решит почти любую простую проблему поведения. Если собака сидит, он не сможет выноситься стрелой из двери вашего подъезда. Если она сидит, она не будет прыгать по салону вашей машины. Она не сможет прыгать на людей, если будет выполнять команду «сидеть!», она не будет гоняться за машинами, если вы попросите ее сесть. Поэтому научите свою собаку этой команде.

Тренировка: научите свою собаку ложиться по команде

Мы говорим: «Хьюго, лежать», — подносим лакомство, и если он не ляжет, можете считать, что в этом виноваты злые чары. Теперь он получает лакомство. Попробуем еще раз? Хьюго, лежать. Сюда. Затем он получает лакомство. Он обучается этой команде, когда я говорю «Лежать!» и подношу кусочек пищи к полу. Он ожидает, что вы поднесете лакомство. В конечном счете, он научится ложиться, когда вы будете говорить: «Хьюго, лежать». Собака, попробуем еще раз. «Хьюго, лежать». Хороший мальчик! Отличная собака!

Читайте также:  Первая прививка от бешенства щенку через сколько можно гулять

Большинство людей учат собак ложиться из положения сидя. Хьюго, лежать. Но мы также должны удостовериться в том, что собака умеет ложиться, когда она стоит или идет. Принцип тот же: когда он стоит, вы говорите: «Хьюго, лежать», — и подносите кусочек пищи к полу, ожидая, что собака ляжет рядом с ним. Вы найдете это упражнение несколько более сложным, чем выполнение команды лежать из положения сидя. Но вам нужно будет лишь немного терпения, и собака научится справляться и с этой задачей.

Тренировка: научите свою собаку вставать по команде

Третье, чему мы хотим научить Хьюго, — стоять. Принцип тот же: мы говорим «Хьюго, стоять!», подносим лакомство и немного отводим руку назад. Хорошая собака! Он получает лакомство. Попробуем еще раз. Хьюго, стоять. Хороший мальчик! Хороший мальчик! Сто-я-я-ть. Хороший мальчик, хороший.

И опять же, большинство людей учит собак команде «стоять!» из положения сидя. Но мы должны убедиться в том, что она может выполнить эту команду, когда лежит на полу. Мы говорим: «Хьюго, стоять!» — поднимаем руку с едой, немного покачиваем руку, чтобы он встал. Хороший мальчик! Затем он получает еду. Попробуем еще разок. Хьюго, стоять! Хорошая собака! Отличная собака. Когда он стоит и нюхает лакомство, мы можем немного надавить на его спину и убедиться, что он стоит прочно и основательно.

«Стоять!» — это отличная команда, которая может пригодиться, когда вашу собаку осматривает ветеринар или постригает грумер. Кроме того, важно научить собаку стоять в качестве некоторой третьей позиции. Если вы научите ее только сидеть и лежать, тогда собака будет знать, какой будет следующая команда. Ей будет команда «сидеть!» Поэтому собака никогда не будет слушать наши команды. Но если мы добавим третью позицию «стоять!», Хьюго начнет слушать, о чем мы его просим. Хьюго, лежать. Хьюго, хороший мальчик, Хьюго, стоять. Хорошая собака. Хьюго, сидеть. Хорошая собака! Хьюго, стоять. Хороший мальчик. Хьюго, лежать. Итак, «стоять!» — очень полезная команда, когда собака научилась принимать три положения, и вы заметите, что собака будет уделять вашим инструкциям значительно больше внимания, если вы в случайном порядке будете просить ее выполнить команды «сидеть!», «лежать!» или «стоять!»

Тренировка: команда «нельзя!»

Сейчас я учу Хьюго не выпрашивать лакомства из моей руки. Хорошая собака, возьми. Я просто держу в руке кусочек того, что он любит, а когда Хьюго отводит от нее морду, я говорю: «Хороший мальчик, возьми». Теперь я буду отсчитывать секунды. Нельзя! Раз, два, три, четыре, пять. Хорошая собака, возьми. Хорошо. Повторим? Хьюго, нельзя. Раз, два, хороший мальчик, три, хороший мальчик, четыре, хороший мальчик, пять, хороший мальчик, шесть, хороший мальчик, семь. Возьми.

Сейчас мы готовы выполнить это упражнение, кладя лакомство на пол. Все очень просто. Хьюго, нельзя. Нельзя. Нельзя. Эй-эй, нельзя. Хороший мальчик, возьми. Хьюго, нельзя. Нельзя. Я тебе не верю. Нельзя. Хороший мальчик, один, хороший мальчик, два. Нельзя! (Смеется). Эй-эй, нельзя. Хороший мальчик, один, хороший мальчик, два, хороший мальчик, три. Возьми. Я кормлю его только из своей руки, потому что не хочу, чтобы он приучался брать лакомство с пола. Хьюго, нельзя, нельзя. Хороший мальчик, раз, хороший мальчик, два, хороший мальчик, три. Нельзя. Хороший мальчик, четыре, хороший мальчик, пять. Я всегда кормлю его с руки и не хочу, чтобы он научился подбирать вещи с пола. Итак, я говорю «нельзя!», поднимая лакомство с пола, и протягиваю его в своей ладони. Хорошая собака. Еще раз. Я знаю, Хьюго, что это очень-очень сложное упражнение. Начинаем. На этот раз большой кусок. Нельзя! Нельзя. Хороший мальчик, раз, хороший мальчик, два, хороший мальчик, три, хороший мальчик, четыре, хороший мальчик, пять, хороший мальчик, шесть, хороший мальчик, семь. Хороший мальчик! Возьми! Хорошая собака! Все очень просто.

Перевод: Виталий Самигулиин, издательство Догфренд Паблишерс.

Источник

Догфренд Паблишерс

Интернет-магазин высококачественных товаров

sales@dogfriend.org

Иэн Данбар
Что делать до и после того, как вы взяли щенка
Издательство Догфренд Паблишерс

Книга рассказывает о важнейших шагах воспитания щенка. В первой части будущий хозяин готовится к приобретению щенка. Он узнает о том, как выбрать подходящую породу, подходящего заводчика или просто подходящую собаку из приюта. Книга помогает научиться оценивать состояние развития собаки, чтобы избежать возможных проблем, а также подготовить свое жилье к переезду щенка.

Вторая часть рассказывает о правильной социализации щенка и способах тренировки наиболее важных навыков, которые позволяют собаке чувствовать себя комфортно в обществе других собак и, конечно, нас, людей.

Книга Иэна Данбара является отличной иллюстрацией того, что воспитание и тренировка собаки — это удовольствие, а не насилие. Каждый может воспитать радостную, уверенную в себе, но послушную собаку. Для этого необходимо просто всем сердцем любить своего лохматого друга и не пожалеть немного времени, чтобы освоить принципы психологии собак и навыки тренировки.

Помимо подробного описания тренировки основ послушания, автор рассказывает о возможностях предотвращения распространенных проблем, связанных с охраной ресурсов, рычанием, страхом прикосновений, порчей вещей, страхом расставания. Он помогает решить проблемы подросткового возраста, а также отвечает на наиболее острые вопросы о доминантности, лидерстве и наказаниях.

Источник

Ян данбар воспитание щенков

У собак свои интересы. Им интересно нюхать друг-дружку, гоняться за белками. И если в процессе дрессировки не превратим это в награду, то оно начинает отвлекать внимание. Всегда страшила мысль, что если видите собаку в парке и хозяин зовет ее, и говорит что-то вроде, „А ну-ка шенок, иди сюда”, а собака думает, „Гммм, интересно. Я сейчас нюхаю заднюю часть другой собаки, а хозяин зовет, трудный выбор”. Не так ли? Задняя часть, хозяин – задняя часть выигрывает. Всмысле, вы проигрываете. Вы не можете соревноваться с окружающей средой, если у вас мозги подрастающей собаки. Так что, когда мы дрессируем, мы всегда стараемся иметь ввиду точку зрения собаки.

Так, я здесь скорее всего из-за того, что в данный момент есть разрыв в дрессировке собак — с одной стороны есть люди, которые думают, что надо дрессировать собаку во-первых, создавая правила, человеческие правила. Мы не имеем ввиду точку зрения собаки. И человек говорит, „Ты, черт подери, будешь делать вот так. Мы заставим тебя действовать против твоей воли, мы тебя заставим действовать по нашей воле”. После чего, во-вторых – мы держим в тайне от собаки эти правила. И потом, в-третьих – сейчас мы можем наказывать собаку, из-за того что она нарушила правила, о чьем существовании она даже не подозревала. Так что вы берете маленького щенка, он приходит к вам – его единственное преступление, что он вырос. Пока он был маленьким щенком, он клал лапы на вашу коленку — знаете, о это так мило? И вы говорите, „О, какой хороший мальчик”. Вы нагибаетесь, поглаживаете его – вы его вознаграждаете, за то что он подпрыгнул. Его единственная ошибка, что он тибетский мастиф и через несколько месяцев он весит, знаете, уже 80 фунтов. Каждый раз когда он подпрыгивает, его наказывают во всю. Хочу сказать, очень и очень страшно как плохо обращяются с собаками.

Читайте также:  Unitabs juniorcomplex для щенков инструкция по применению

Так что во-первых — вся эта проблема с доминированием, то что получается в дрессировке собак это интерпретация типа Микки-Мауса очень сложной социальной системы. А они относятся к этому всерьез. Кобыли очень серьезны по отношению к йерархии, так-как она предотвращяет драки. Конечно женские особи – суки – с другой стороны, вносят некоторые сучьи коррективы в мужские йерархические правила. Номер один это, „У меня есть, а у тебя – нет”. И то, что вы можете увидеть, это сучку, которая находится очень и очень ниско в йерархии, которая с легкостью держит кость подальше от кобыля, который высоко в йерархии. Так что в дрессировке собак есть это понятие о доминировании, или „альфа-собаки” – я уверен, вы слышали об этом.

Так плохо обращяются с собаками. Собаки, кони, люди — те виды, к которым плохо относятся в жизни. А причина на то, врожденная в их поведение, это всегда возвращаться и извиняться. К примеру, „Ой, я очень сожалею, что тебе пришлось меня побить, я очень сожалею, да, вина моя”. Их так легко побить. И поэтому их бьют. Несчастный щенок подпрыгнул, вы открываете книгу про собак, и что там написано? „Схватите его за передние лапы, сдавьте ему передние лапы, наступите на его задние лапы, побрызгайте в морду лимонным соком, ударьте по голове скрученной газетой, дайте коленкой в грудь, кувыркните его”. Все из-за того что он вырос? И потому-что он показывает поведение, которому вы его научили? Это безумие. Я спрашиваю у хозяев, „Ну, как бы вам хотелось, чтобы ваша собака встречала вас?”. И люди отвечают, „Ну, не знаю, садясь, полагаю”. Я говорю, „Давайте научим его садиться”. После чего мы дадим ему основание чтобы он сел. Так как первый этап в основном это научить собаку английскому. Я могу разговаривать с вами и сказать вам, „Лайтай-чай, пейси пейси”. Ну, давайте, что-то должно случиться. Почему не реагируете? А, так вы же не понимаете по-суахили. Ну, у меня есть для вас новости. Собака не понимает по-английски, или по-американски, или по-испански или по-французски.

Так, что первый этап в дрессировке, это научить собаку английскому — английскому как второму языку. И вот здесь мы используем приманку с едой в руке, а используем еду, так как имеем дело с хозяевами. Моей жене не нужна еда – она великолепный дрессировщик, намного лучше, чем я. Мне не нужна еда, но среднестатистический хозяин говорит, „Щенок, сидеть”. Или они начинают, „Сидеть, сидеть, сидеть”. И делают сигнал рукой около жопы собаки, как ни странно, все равно что у собаки там третьий глаз – это ненормально. Знаете, „Сидеть, сидеть”. Нет, мы говорим, „Щенок, сидеть” – и бух, он делает это шесть раз из десяти.

После чего мы начинаем сводить на нет еду как приманку, и теперь собака знает, что „сидеть” означает чтоб она села, и вы можете по-настоящему общаться с ней, используя правильные английские предложения. „Финекс, иди сюда, возьми это, иди к Джейми, пожалуйста”. И я научил ее „Финекс”, „иди сюда”, „возьми это”, „иди”, и имя моего сына, „Джейми”. И собака может взять записку и у меня собственная собака типа „искатель-спасатель”. Она найдет Джейми, где бы он ни был, там где ребята играют, дробят камни у ручья или подобное, и отнесет ему маленькое сообщение, „Гей, ужин готов. Иди ужинать”.

Так в этот момент, собака знает что вы от нее хотите. А сделает ли она это? Не обязательно, нет. Как я уже говорил, если она в парке, и есть чей-то зад, зачем идти к хозяину? Собака живет с вами, собака может быть с вами всегда, она может понюхать вам зад, если вам это нравиться, когда ей это заблагорассудиться. А в данный момент, она в парке, и вы соревнуетесь с запахами, и другими собаками, и белками.

так что второй этап в дрессировке, это научить собаку хотеть сделать то, что мы хочем чтобы она сделала, а это очень просто. Используем принцип Премака. В основном, чередуем нискочестотное поведение — что-то, чего собака не хочет делать — высокочестотным поведением, известное как „поведенческая проблема”, или „собачьем хобби” – чем-нибудь, что собака любит делать. Что превратится в награду за нискочестотное поведение. Так что чередуем, „сидеть”, на диван, „сидеть”, чешем пузик, „сидеть”, смотри, я кинул мячик, „сидеть”, скажи привет этой другой собаке. Да, мы поставили „понюхай зад” в хвост. „Сидеть”, понюхай зад.

Так что все эти отвлекающие внимание факторы, которые работали против дрессировки, превращяются в награды, которые работают в пользу дрессировки. И то что делаем, по своей сущности, это научить собаку чему-то вроде — — оставляем собаку думать, что она дрессирует нас. И я могу представить себе эту собаку, знаете, как разговаривает через забор, скажем с акитой, и говорит, „Ух ты, моих хозяев очень легко обучать. Они как голден-ретриверы. Все что я деляю это сесть, а они делают все за меня. Открывают двери, везут на машине, массируют меня, кидают мячики, готовят для меня и подносят еду. Все равно, что раз я сел, это мой приказ. Тогда у меня личный швейцар, шофьор, массажист, повар и официант”. И теперь собака по-настоящему счастлива. И в этом, для меня, суть дрессировки. Так что мы по-настоящему мотивируем собаку чтобы хотела сделать это до такой степени, что редко возникает необходимость в наказании.

Так, переходим к третьей фазе, когда — временами, знаете, папа знает лучше всех. И у меня маленькая наклейка на холодильнике, на которой написано „Потому что я папа, вот почему”. Извините, нет больше объяснения – „Я папа, а ты нет, сидеть”. И иногда – к примеру, если друзья сына оставили дверь открытой, собакам нужно знать, что нельзя пересекать этот порог. Это вопрос жизни и смерти. Если ты оставишь убежище своего дома, тебя могут сбить на улице. Так что некоторые вещи, мы должны дать знать собаке, „Не делай этого”.

Так что мы должны заставлять, не применяя силы. Люди здесь очень в замешательстве, что является наказанием. Они думают, наказание что-то гадкое. Держу пари, многие из вас думают так? Думаете это что-то болезненное, или страшное, или гадкое. Не обязательно. Существует несколько дефиниций о том, что такое наказание, но одна из них, самая популярная — „Наказание есть стимул, который уменьшает проявление непосредственно предыдущего поведения, таким способом, что оно менее вероятно проявиться в будущем.” Не обязательно чтобы оно было гадким, страшным или болезненным. И я бы сказал, если не обязательно чтобы было, может быть его вообще не надо.

Около года тому назад я работал с очень опасной собакой — и эта собака довела оба хозяина до больницы, плюс шурина, плюс ребенка. И я согласился работать с ней только после того, как мне обещали, что она останеться в их доме, и они не будут выводить ее наружу. Сейчас собаку уже усыпили, но я работал с ней некоторое время. Большая доля агрессии случалась на кухне, так что я был там – это было четвертое посещение — мы проделали четыре часа с половиной сидения, собака была на своем коврике. И она там сидела по спокойному настоянию своей хозяйки. Когда собака пыталась сойти с коврика, она говорила, „Ровер, на коврик, на коврик, на коврик”. И собака нарушила седение 22 раза за четыре с половиной часа, пока она готовила ужин, так как было много агрессии связанной с едой. Нарушений становилось все меньше и меньше. Так что видите, наказание действовало. Проблема с поведением уходила. Она не повысила тон. Если бы она сделала это, ее бы покусали. На хорошую собаку не кричат. У меня много друзей, которые дрессируют таких занятных животных — медведей гризли, если вы когда нибудь видели медведя гризли по телику или в фильме, значит мой друг тренировал его. Косатки – я люблю это, так как это зарежает адреналином. Как можете сделать выговор медведю гризли? „Плохой медведь, плохой медведь!”. Бух! Ваша голова теперь где-то за 100 ярдов, парит сквозь воздух, не так ли? Это бешенство.

Читайте также:  Имя для щенка мальчик красивые

Ну, куда нам теперь? Нам нужен лучший способ. Собаки заслуживают лучшего. Но для меня, причина для этого всущности имеет дело с собаками, имеет дело с наблюдением того как люди дрессируют щенков, и осознавать, что у них огромные умения взаимодействия, огромные умения развивать отношения. Не только со своим щенком, но и с другими членами семьи, которые участвуют в уроке. Другой излюбленный классический случай типа „иди сюда”. Вы видите кого-то в парке – и я прикрою микрофон, когда говорю это, так как не хочу разбудить вас – и вот он хозяин в парке, а его собака вон там, и он говорит, „Ровер, иди сюда. Ровер, иди сюда. Ровер, иди сюда, сукин сын”. А собака говорит, „Не думаю”. (Смех) И кто в здравом уме подумал бы, что собака приблизится к нему, когда он так орет? Вместо того, собака говорит, „Я знаю этот тон, я знаю этот тон. Раньше когда я приближался, меня наказывали”. Я входил в самолет — это, для меня, было переломной точкой в моей карьере, и это по-настоящему затвердило убеждение чем я хочу заниматься, со всей этой дрессировкой щенков — концепция как обучать щенков дружелюбием к собакам, чтобы хотели того, чего мы хочем от них сделать, без необходимости в принуждении. Знаете, я обучаю моего ребенка как щенка. И начальным моментом было когда я садился в самолет в Далласе, а во втором ряду был отец, полагаю, и маленький мальчик лет пяти, который лягал спинку переднего сиденья. „Джонни, не делай этого”. Брык, брык, брык. „Джонни, не делай этого”. Брык, брык, брык. А я стою здесь со своей сумкой. Отец нагнулся, схватил его вот так и сделал страшное лицо. Вот это страшное лицо — когда вы приближаете свое лицо к морде щенка или к лицу ребенка, и говорите, „Что ты делаешь! Сейчас же прекрати это, перестань, перестань!”. И я подумал, „О Боже, надо ли вмешиваться?”. Этот ребенок потерял все — то, что один из двоих людей во всем мире, которому он может доверять целиком выдернул ему почву из-под ног. И я подумал, „Сказать ли этому олуху, чтоб перестал?”. Я думал, „Иан, не вмешивайся, не вмешивайся, иди себе”. Я пошел в заднюю часть самолета, сел и мне пришла мысль. Если это была собака, я наверно бы нокаутировал его. (Смех) Если бы он лягнул собаку, я бы ему так всыпал. Он все равно, что лягнул ребенка, он так схватил ребенка, а я его оставил это сделать.

И это то, о чем идет речь. Эти умения развивать отношения, очень легко усвоить. Хочу сказать, что мы как люди, наша мелкость когда мы примерно выбираем себе партнeра в жизни, основываясь на трех критериях – цвет пальто, фигура, привлекательность. Знаете, как роботик. Мы таким же образом входим в отношения, и все очень прекрасненько в продолжении года. И потом вдруг возникает маленькая поведеньческая проблема. Не очень различающаяся от лая собаки. Супруг не убирает свою одежду, или супруга всегда опаздывает на встречи, не имеет значения, ладно? И вот все начинается и мы тонем во всем этом, а обратная связь для нас – есть две вещи, которые касаются ее. Когда вы наблюдаете как люди взаимодействуют с животными или другими людьми, есть очень мало обратной связи, она очень редка. И когда ее есть, это плохо, это гадко. Видите ли, главным образом в семье, в особенности между супругами, в основном с детьми, главным образом с родителями. Вы видите это в основном на рабочем месте, в особенности со стороны начальника к служителю. Все равно что существует какое-то злорадство — что нам всущности приятно когда люди делают все неправильно, так что мы тогда можем стонать и кряхтеть и ругать их.

И я бы сказал, это является самым большим недостатком человека. Это так. Мы принимаем все хорошое как данное, а стонем и кряхтим над плохим. Считаю, надо преподавать всю эту концепцию этих умений — знаете, математический анализ замечательная вещь. Когда я был парнишкой, я был гениальным математиком. Сейчас ничего не понимаю, но когда был молодым я справлялся. Геометрия, фантастична, знаете, квантовая механика — все это хорошие штуки. Но они не могут спасти брак и не могут воспитывать детей.

А я смотрю на будущее так, и то, что хочу сделать со всем этим собачьим материалом, это образовывать людей, которых знаете, вашего супруга тоже очень легко дрессировать. Вероятно даже легче – если у вас ротвейлер, его легче дрессировать. Ваших детей легко дрессировать. Все что вам нужно делать, это наблюдать за ними, делать пробы в поведении в течении времени, и каждые пять минут, задавать себе вопрос, „Это хорошо или плохо?”. Если хорошо, сказать „Это было очень даже замечательно, спасибо”. Это такая могучая техника дрессировки. Это надо преподавать в школах. Взаимоотношения – как надо торговаться? Как выясняете отношения с вашим другом, который хочет вашу игрушку? Знаете, как подготовить вас для ваших первых взаимоотношений? А что говорить о воспитании детей? Подумаем как делаем это – одной ночью, в кровати, вы беременны, после чего воспитываете самое важное в жизни – ребенка. Нет, вот что надо преподавать – хорошую жизнь, хорошие привычки, которые так-же трудно ломать, как и плохие привычки. Так, что это мое пожелание на будущее. О, черт, мне хотелось кончить во время, но у меня восемь, семь, шесть, пять, четыри, три, два — так что большое вам спасибо, это была моя беседа, спасибо. (Аплодисменты)

Источник